Восточный Тибет исторически делится на две этногеографические области: северную — Амдо (район кочевого скотоводства) и южную — Кам (земледельческо-скотоводческий район). Территория Амдо населена тибетцами и монголами. Центральное правительство давно уже стремилось установить здесь общеимперские административные структуры. В 1724 г. Амдо была передана сининскому наместничеству. «Округ сининского ведения, — писал Н.М. Пржевальский, — захватывает громадный район через Куку-нор, Цайдам и Северо-Восточный Тибет, до границ собственно Далай-ламских владений, т.е. тибетской провинции Уй... Подведомственные Синину тибетцы разделяются на семь аймаков...» [Пржевальский, 1883, с. 260-261].
В Амдо находятся знаменитые монастыри тибетского буддизма — Кумбум и Лавран. Монастырь Кумбум был основан в конце XVI в., имел четыре дацана (факультета); находился недалеко от Синина и занимал выгодное положение на пути караванов между Тибетом и Монголией. Монастырь Лавран был основан в 1709 г., имел пять дацанов. В Кумбуме во время путешествия Г.Ц. Цыбикова имелось около 2000 монахов, в Лавране — 2500 [Цыбиков, 1919, с. 43-53].
Область Кам состояла из нескольких десятков тибетских княжеств. Граница реального контроля правительства Лхасы на территории Кама постоянно менялась. После 1720 г. Цины отторгли от Тибета все земли к востоку от Батана и Литана. Власть Лхасы заканчивалась тогда у Гьямда, приблизительно в 100км восточнее столицы. На остальной территории Кама было образовано 27 округов, подчиненных сычуанъскому наместнику. Однако как только Цины укрепили свою власть в Лхасе, ввели туда войска и назначили двух амбаней как представителей императора (1728 г.), они передали под прямое управление Лхасы 14 округов: Гунбу, Лали, Бобу, Башу, Гунцзяо, Лэйуцзи, Шопандо, Чжая, Бянъба, Мэнкун, Санъяй, Лолоцзун, Чувалун, Джаюл. Под властью наместника Сычуани остались 13 округов. Горы Наньцзиньшань служили границей между территорией, подчиненной соответственно лхасским и сычуаньским властям [Празаускене, 1978, с. 124,127-129].
В Восточном Каме Цины ввели институт тусы. Местные князья и вожди племен получили из Пекина этот титул и печать, но полностью сохраняли свою власть и свой — различный в каждом княжестве — административный аппарат. Титул тусы передавался по наследству, но наследник должен был утверждаться императором. Цины не вмешивались во внутренние дела княжеств и племен. Они стремились привлечь на свою сторону местных князей и вождей племен и этим обеспечить здесь свою верховную власть. Центральное правительство империи постоянно проводило в Каме политику постепенного дробления княжеств. К началу XX в. здесь насчитывалось уже 22 округа (вместо 13). «Таким образом, такие крупные княжества, как Дэргэ, Хор, Батан, Литан, Чхала и др., были значительно урезаны, за счет чего были образованы новые округа: Чункэ, Гаожи, Линыгун, Байли (на территории Дэргэ), Дункэ, Шанлокэма, Сялокэма, Чжовэй (на территории Хора), Минчжэн, Юйтун, Лэнь-бянь, Чэньбянь, Цзаньли (на территории Чхала)» [там же, с. 129].
Как уже говорилось, граница реального контроля правительства Лхасы на территории Кама постоянно менялась. Гюк называет границей владений Далай-ламы город Батан. «На восток от Батанга, — пишет он, — страна уже независима от Тале-ламы: она разделена между многими Ту-ссе-ами, феодальными владетелями, поставленными первоначально китайским императором; они признают его верховную власть и через каждые три года должны являться в Пекин с повинною данью» [Гюк и Габэ, 1866, с. 317-318]. В Чамдо и Батане, по сведениям Гюка, в 1846 г. находились гарнизоны лхасских войск в количестве 300 солдат в каждом. Пограничным китайским городом он называет Дацзяньлу (Кандин). Путь от Лхасы до Дацзяньлу занял у Гюка почти три месяца и составил, по его мнению, 5050 ли [там же, с. 320-321].
Территория от Батана на восток до Дацзяньлу занята была тибетскими княжествами и племенами, подчиненными наместнику Сычуани. На пути Лхаса — Дацзяньлу стояли относительно небольшие китайские гарнизоны, находилась цепочка почтовых станций. Между Пекином и Лхасой имелось 120 почтовых станций. Правительственные курьеры доходили из Лхасы в Пекин (самые срочные) за 36 дней [Дас, 1904, с. 244]. По другим сведениям, путь из Пекина до Чэнду занимал 10 дней, из Чэнду до Лхасы — 20 дней. Через Восточный Тибет ежегодно шла основная масса паломников в Лхасу из Китая и Монголии. «Богомольцы, идущие в Лхасу из Монголии и Китая, входят в Тибет главным образом в трех пунктах: в Кумбуме, в Сунпане и в Да-цзянь-лу; через последний идут богомольцы из Сычуани и южных провинций Китая; через Кумбум — богомольцы из Северной Монголии; через Сун-пан идут жители Гань-су и Шень-си, а также часть богомольцев и из северного Амдо» [Потанин, 1950, с. 308]. Через Восточный Тибет осуществлялась и основная тибето-китайская и тибето-монгольская торговля.
Путь из Лхасы до Синина занимал приблизительно четыре месяца; путь из Лхасы до Дацзяньлу — три месяца [Гюк и Габэ, 1866, с. 321]. Это был долгий, трудный и опасный путь, ибо относительного порядка и спокойствия как в Амдо, так и в Каме часто не существовало. Кочевые тибетские племена еграев и голоков в Амдо нападали на торговые караваны и грабили их. Н.М. Пржевальский писал, что еграи и голоки «не признают над собой ни Далай-ламской, ни китайской власти» [Пржевальский, 1883, с. 239], и приводил такой пример их действий: «В 1874 г. эти разбойники, в числе 800 человек, напали на караван китайского резидента, возвращавшегося из Лхасы в Пекин и везшего с собой помимо разных вещей около 30 пудов золота. В охране при резиденте находилось 200 солдат, но еграи и голыки их разогнали и нескольких убили. Затем забрали золото и более ценные вещи, а в наказание за сопротивление уничтожили носилки резидента...» [там же, с. 237-238]. Нападению кочевых тибетцев подвергся и караван самого Пржевальского. Разбойные нападения перемежались приношением дани властям. Как замечает русский путешественник, «их (кочевников-тибетцев. — Б.М.) начальник возит подарки Далай-Ламе; дает также взятки и сининским властям» [там же, с. 239]. Добиться полного «замирения» ни в Амдо, ни в Каме китайским властям почти никогда не удавалось, о чем писал еще Гюк [Гюк и Габэ, 1866, с. 315]. В Каме местные князья на документах вначале ставили собственную печать, а затем пожалованную им Пекином печать тусы. Уплата налогов чиновникам из Сычуани обычно носила чисто символический характер. Многие местные правители, наоборот, получали из императорской казны ежегодные подношения в виде шелковых тканей [Козлов, 1947, с. 267-268].
Некоторые тусы не признавали установленных цинскими властями границ округов и собирали дань за пределами своих княжеств [там же, с. 340-341]. Тусы неоднократно воевали друг с другом. Так, в начале 60-х годов правитель Ньярона Гомпо Намгьял попытался подчинить себе соседние княжества. 6 тыс. беженцев из Дэргэ, Питана, Чатина, Дзакхока, Батана и княжеств Хорпа бежали в Лхасу. Правители княжеств обратились за помощью к губернатору Сычуани и правительству Лхасы. Сычуаньский губернатор, занятый борьбой с таипинами, не мог помочь и оказался вынужден «одобрить» вмешательство лхасских властей. В 1863 г. тибетское правительство направило в Ньярон войска под командованием калона Пулунва и дакпёна Тимена. Война продолжалась два года. Гомпо Намгьял погиб. Лхаса установила свой контроль над Ньяроном, Дэргэ и княжествами Хорпа. 17 князей и вождей на территории между Дэргэ и Дацзяньлу были восстановлены в своих правах. Они обязались подчиняться назначенному Лхасой губернатору Ньярона [Shakabpa, 1967, р. 187; Smith, 1996, р. 140-141]. В результате этих событий реальная власть Лхасы была распространена на восток вплоть до р. Янцзы. Однако в 1877 г. солдаты Лхасы ушли из Дэргэ [Рокхиль, 1901].
По оценке американского дипломата и путешественника В. Рокхиля, в 1889 г. в Каме существовало 18 крупных княжеств, в том числе Дэргэ, Хорпа, Литан, Батан, Чжала, княжество Мэн-ния с главным городом Дацзяньлу и др.
После того как из Дэргэ ушли лхасские солдаты, «князь независим и от Китая, и от Лхассы» [Рокхиль, 1901, с. 149], — такое впечатление создалось у В. Рокхиля. По его же сообщению, княжества Литан и Мэнния «теперь присоединены к Лхассе» [там же, с. 174]. В области Чжядэ своего рода самоуправлением пользовались приверженцы старой тибетской религии бон [Дас, 1904, с. XIII; Потанин, 1950, с. 311-313].
Духовная власть Далай-ламы распространялась, разумеется, на весь Восточный Тибет. В Каме имелось много крупных, богатых и весьма влиятельных монастырей.
«Немало затруднений светским властителям в этой стране причиняют настоятели 14 больших монастырей восточного Тибета, — писал В. Рокхиль. — Они назначаются властями Лхассы и имеют принадлежащее им в силу обычая право суда по всем уголовным и гражданским делам не только над монахами своего монастыря, но и над своими рабами и арендаторами... Хотя большая часть Камдо не подчинена им непосредственно, но de facto они все же являются настоящими хозяевами этой страны... В их руках находятся почти все богатства страны, которые приобретены были ими благодаря торговле, ростовщичеству, дарственным записям старших и другими путями. Их земельная собственность зачастую имеет огромные размеры, а их рабам и невольникам буквально нет счета» [Рокхиль, 1901, с. 142]. Весьма любопытное замечание можно найти в книге А. Уодделя «Лхасса и ее тайны. Очерк Тибетской экспедиции 1903-1904 гг.». После прибытия английской экспедиции в Лхасу цинский амбань несколько раз навещал генерала Макдональда и старался установить с англичанами более тесные отношения. Вот что говорил амбань Макдональду о положении в Каме: «Говоря о восточных границах Тибета, он заметил, что Джайад, в сущности, независимая страна и не находится ни под властью Лхассы, ни под властью Китая (курсив мой. — Б.М.). Восточные области Дердже и „Чан-це" (Джайад?), или Чиамло, несколько лет тому назад, около 1896 г., были захвачены сычуаньским наместником но когда депутация тибетцев отправилась в Пекин с протестом, наместнику приказали освободить эти провинции» [Уоддель, 1906, с. 265-266]. В устах цинского амбаня такая оценка уровня цинской власти в одном из районов Кама весьма примечательна.

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть II. Тибет в XIX в.

Долгое время считалось, что одна из величайших древних цивилизаций — империя инков — была «всего лишь» цивилизацией бронзового века, не знавшей письменности. Но прошлым летом вышла в свет книга гарвар...

Гитлер прекрасно знал цену английским "гарантиям" Польше, данным Н. Чемберленом еще 31 марта 1939 г. Выступая в парламенте, английский премьер-министр воинственно восклицал: "...В случае любой акции, ...

ДРЕВНЕЕ ДРЕВНИХ  ЧЕРНЫЕ КАМНИ ИКИ  Тихоокеанское побережье Перу давно уже привлекает внимание археологов всего мира. Здесь были обнаружены очага древнейших цивилизаций, от которых нас отделяют тысяче...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история Полезная информация Бизнес идеи