В VII в. Тибетское государство вышло на мировую арену, всего за несколько десятилетий став одной из решающих сил в Центральной Азии. Завершался процесс консолидации тибетских племен. Тибетское нагорье было в основном освоено. Развивались и укреплялись, взаимно дополняя друг друга, две основные отрасли хозяйства Тибета — земледелие и скотоводство. Районы Конпо, Ньянгпо и Дагпо, в которых выкристаллизовалась тибетская цивилизация в ее ранних формах, были особенно удобны для земледелия. В долинах раскинулись поля, в горах зеленели альпийские луга и шумели девственные леса. С глубокой древности земледелие поддерживалось водами тающих снегов, потоками, стекающими с ледников. Чтобы сильные весенние ветры не сдували плодородный слой почвы, тибетские крестьяне с осени поливали поля и тем самым как бы «цементировали» землю. В Конпо, Ньянгпо и Дагпо в лесных районах издревле разводили большие стада свиней. У тибетских божеств дома и очага была голова свиньи. Главный злак Тибета — ячмень происходил из этих же районов Юго-Восточного Тибета. Борьбу за объединение Тибета начал еще дед Сонцэн Гампо — Тагри Ньенсиг и продолжал его отец — Намри Сонцэн (570-620). К 607 г. Намри Сонцэн покорил тибетцев, живших по южному берегу р. Цанпо. По преданию, численность его армии достигала ста тысяч человек и он совершал походы на север, до владений тюрок, и на юг, до пределов Центральной Индии. К 613 г., вероятному году рождения Сонцэн Гампо (есть и другая дата — 617 г.), пределы Тибетского государства на севере достигли хребта Ньэнчентанглха, на юге — Гималаев, на востоке — верховьев р. Дричу (Янцзы) и на западе — горы Кайлас. Завоевательные походы Намри Сонцэна, может быть, жесткое управление покоренными вызвали восстания. В Дуньхуанской хронике сообщается, что «подданные его (отца Сонцэн Гампо. — Е.К.) возмутились, подданные его матери восстали» [Васоt, Thomas, Toussaint, 1940-1946, р. 111]. Возможно, что Намри был убит восставшими. Престол унаследовал юный Сонцэн Гампо. Если он родился в 613 г., то ему было 16 лет (он принял правление в 629 г.). Намри покинул долину Ярлун и перенес ставку и столицу в долину р. Кьичу, в поселение, которое именовалось Раса (Огороженное место). Здесь на горе Марпори, возможно уже при Сонцэн Гампо, был выстроен замок-дворец, а поселение переименовано в Лхаса (Земля богов). Сонцэн Гампо подавил восстания и получил в наследство, как пишет Э. Хаар, «не крошечное государство, а империю, протянувшуюся на 2000 км с востока на запад». Э. Хаар полагает, что в те времена население Тибета было «гораздо большим» и что «материальная и экономическая мощь центрального Тибетского государства, которая оказалась способной поднять его до великой державы Центральной Азии, ни в коей мере не может быть измерена настоящим состоянием материального богатства или бедности тибетского народа» [Haart, 1969, р. 12].
Внутренняя политика Сонцэн Гампо бьша направлена на дальнейшее формирование и укрепление тибетской государственности. К сожалению, сведения о ней достаточно скудны. Бьша разработана (или упорядочена) система землевладения и землепользования. Во всех областях Тибета были созданы фонды государевых (государственных) земель (джешин). Земли жаловали служилой знати за службу вместе с прикрепленными к ним крепостными крестьянами (трэн), такие земли именовались кхол-юл. Вся территория страны бьша поделена на шесть провинций, во главе каждой провинции был поставлен губернатор (кхонпон). Кхонпоны производили переделы земли среди подчиненного им населения. За административную единицу была принята тысяча семей, каждую такую тысячу возглавлял начальник-тысячник. Это была военно-административная организация, каждый кхонпон одновременно являлся губернатором провинции и командующим армией. Каждая из шести армий (крыльев, знамен) имела свою форменную одежду, отличавшуюся цветом, знамя и кавалерийские корпуса, различавшиеся мастью коней. Основной армейской единицей также была тысяча. Центральное правительство состояло из:— великого государственного канцлера (чабсиги лото ченпо, или лончен, тиб. Сhab srid kyi blon chen po; bkon chen),— государственного канцлера — заместителя командующего армией (кунлон, тиб. Gung blon),— министра внутренних дел (наклон, тиб. Nang blon),— канцлера-администратора (гогэл, или гогэл чоппа),— инспектора-надзирателя (чанченпо, тиб. Spyang chen ро),— министра внешних (иностранных) дел (чилон, тиб. Phui blоп),— министра по налогам и доходам (нгэнпён, тиб. Mngan blon),— военного министра — главнокомандующего войсками (мачоги лон, тиб. Dmag go chog gi blon),— секретаря (каритинлон, тиб. Bkari phrin blon),— министра наказаний (юстиции) (шэлчепа ченпо, тиб. Zhal ce pa chen ро). Министры и приближенные лица образовывали Государственный совет, состоявший из советников (тогпа), которые подразделялись на советников, участвовавших в решении внутренних дел, внешних дел и просто советников [Wang, Chen, 1996, с. 82-85]. В составе местной администрации в текстах упоминаются: управляющий земледелием, управляющий орошением земель, налоговый инспектор, надзиратель за пастбищами, ответственный за оборону региона, комендант города (крепости), снабженец армии, начальник гарнизона, переводчик и т.д. [ibid., р. 86-89]. Бьша разработана система уголовных наказаний. За преступления против личности были определены композиции (откуп). Откуп за убийство составлял от 15 до 1000 лан золота в зависимости от социального положения как убитого, так и убийцы. На низком уровне откуп производился скотом. Штраф золотом брался за прелюбодеяние, если неверную жену или неверного мужа заставали на месте преступления. За причинение ранения также бьша установлена композиция в зависимости от тяжести ранения и того, чем это ранение причинено (ножом, мечом, камнем, палкой и т.п.), и социального статуса лица, причинившего ранение, и того лица, которому ранение было причинено [Сицзан гудай фадянь сяньпянь, 1994, с. 77].
В судопроизводстве и установлении виновности большое место отводилось ордалиям — вытаскиванию белого (невиновен) или черного (виновен) камня из мутной воды, молока, кипящего молока или кипящего масла. По преданию, первые тибетские законы были заимствованы от тюрков и уйгуров [Stein, 1981, р. 31]. Функционирование органов государственной власти было связано с делопроизводством, а оно требовало создания письма. Создание и введение в употребление письма наряду с социально-административными преобразованиями в обществе, может быть, являются наиболее знаковыми событиями перехода общества к состоянию государственности. Дуньхуанские хроники сообщают: «Прежде в Тибете никогда не было письма. Но оно было изобретено в царствование этого цэнпо, и с тех пор со времен цэнпо Тхисонгцэна (Сонцэн Гампо) появились все блестящие тексты об обычаях тибетцев, науках и великих законах, иерархии министров, власти над старшими и младшими, наградах за добрые дела и наказаниях за дурные дела и злоупотребления, переписи коней для пастбищ и упряжек для полей, уравнивании в праве использования вод, взимании податей фиксированными объемами» [Васоt, Thomas, Toussaint, 1940-1946, р. 161]. Согласно «Голубым анналам», в 632 г. в Кашмир был отправлен Тонми Самбхота, который и создал тибетское письмо на основе письма нагари. В «Красных анналах» сообщается: «Тонми был послан в Индию. Он учился в школе брахманов... и у пандита Лхариг Сенге письму, грамматике, а также гимнам. Когда он вернулся в Тибет, он переработал пятьдесят букв индийского алфавита в тридцать тибетских и представил это письмо королю, а также научил его министров. ...Он написал много книг, таких, как сутра по грамматике» [Тucci, 1976, р. 145-146].
В другом источнике говорится: «Был министр в Ньял, звавшийся Самбхота, сын Тонми Ану... ему король сделал подарки и приказал идти в Индию и изучать письмо. ...Он изучил 364 вида письма... грамматику Панини:
Все, что мы сказали министру Тонми,Он запомнил,Он отправился в ИндиюИ встретил вас, пандита.
Он вернулся в Тибет. Король и министр заточили себя на три года во дворце Мару, и король предпринял усилия для изучения письма и грамматики. ...Он зафиксировал тибетский алфавит в четырех гласных и тридцати согласных» [Аhmad, 1995, р. 18-19].
Таким образом, сам Сонцэн Гампо участвовал в создании письма. Вместе с Тонми Самбхота он заперся в замке Мару, и там они изобрели письмо и написали грамматику тибетского языка. Эта версия скорее отражает признательность цэнпо за заботу о создании письма, чем его реальное участие в этом непростом деле. Более того, считается, что попытки создания письма предпринимались и ранее. По заключению Ю.Н. Рериха, «письмо, выработанное Тонми Самбхотой и его школой, не было единственным письмом, созданным в Тибете. Тибет знал несколько других писем, не получивших, однако, распространения. Традиция сохранила названия пяти таких систем письма, ставших известными по именам изобретателей» [Рерих, 19586, с. 109].
Одновременно с проведением важнейших преобразований, связанных с формированием тибетской государственности, происходило расширение пределов Тибетского государства и укрепление внешнеполитического могущества Тибета. Завоевательная активность Сонцэн Гампо была направлена на север, на подчинение тибетских кочевых и полукочевых племен, и на юго-восток, восток и северо-восток, на подчинение и включение в состав Тибетского государства родственных тибетцам тибето-бирманских по языку народов. Центральная власть привела в покорность тибетцев-кочевников докпа, предков нынешних голоков, обитающих в верховьях р. Хуанхэ и к югу от этого региона, в современной Западной Сычуани; панака, живущих у оз. Кукунор и в восточной части Цайдама; хорпа, обитающих к северу от хребта Ньэнчентанглха. С первой половины VII в. началась ассимиляция тибетцами цянов сумпа, аша и других племен Северо-Восточного Тибета.
В современной Северо-Западной Сычуани, в районе Сунпань, расселялись дансяны, предки будущих тангутов государства Си Ся. Часть их еще с конца VI в. была в контакте с властями китайской династии Суй. Позднее, при династии Тан, их отдельные правители признавали свою зависимость от Тан или от сяньбийского государства Тугухунь (основано в 313 г.), которое в пору расцвета занимало юг современной пров. Ганьсу, северо-западные районы современной Сычуани-и большинство областей современной Цинхай. На западе владения Тугухунь достигали пределов пров. Синьцзян, на севере — гор Циляньшань и района Хэси. Тугухунь стал первым внешнеполитическим соперником Тибетского государства до его контактов с Китаем и тюрками. В 634 г. тибетцы впервые атаковали дансянов, часть которых была зависима от Тугухунь. В момент возвышения Тибета могущество Тугухунь было уже на излете. Еще в 608 г. тугухуни потерпели сильное поражение от тюрков, а затем их ослабили войны с Китаем. После смены в Китае власти династии Суй на власть династии Тан (618 г.) тугухуни стали еще большим препятствием для продвижения китайских войск по Ганьсуйскому коридору в Западный край. В 627 г. в Тугухунь прибыло китайское посольство с целью предостеречь Тугухунь от нападений на пограничные области Тан. Тугухуньский каган Фу Юнь был приглашен к танскому двору. Фу Юнь не доверял китайцам, поехать в Чанъань он отказался и выдвинул встречную просьбу: заключить мир и дать в жены его сыну танскую принцессу, т.е. заключить договор хэ цинъ — «о мире и родстве», хорошо известный в практике международных связей Китая с внешним миром со II в. до н.э., во времена сношений Хань с сюнну.
Как раз в это время в 634 г. к танскому двору прибыло первое тибетское посольство. За ним последовало ответное китайское посольство в Лхасу во главе с Фэн Дэ-цзя. Танский двор мог рассчитывать на использование тибетцев против Тугухунь. Это позволило тибетцам, уже достаточно осведомленным о состоянии дел танско-го Китая с Тугухунь и тюрками, также просить у танского двора в жены Сонцэн Гампо принцессу. По сведениям «Красных анналов», «король, когда ему исполнилось 16, послал своих министров просить в жены Тицун, дочь короля Непала... Это было начало карми-ческой связи, благодаря которой буддийское учение появилось в Тибете. Когда ему исполнилось 18, он послал своего министра Тара и прочих с сотней всадников привезти ему в жены Лхачиг уншин Конджо, дочь китайского короля Сенге-цэнпо. Когда они достигли места Зимшин, они поднесли дары, посланные королем, и объяснили причины, по которым Лхачиг должна быть отдана в жены королю. Китайский император не хотел отдавать дочь. Тогда король сказал: „Я пошлю армию в пятьсот тысяч человек... убью тебя, силой возьму принцессу и покорю целую страну"» [Тucci, 1976, р. 146-147]. В 637г. танский двор принял решение заключить договор хэ цинъ с тугухунями и тюрками. Китайская принцесса Хун-хуа была отправлена в Тугухунь, а принцесса Хэ-нян — в жены тюркскому кагану. Однако тибетцам отказали. Можно думать, что отказ был обусловлен не столько тем, что тибетцы воспринимались как менее сильный и значительный противник в делах с западными и юго-западными соседями Китая, а тем, что принцессу отдавали замуж по договору «о мире и родстве». А предмета для заключения такого договора между танским Китаем и Тибетом не было: между двумя государствами отсутствовало состояние войны, после которого заключался мир (хэ). Мир венчал брак (цинъ). Не было состояния войны — не было и переговоров о заключении мира. Не имело место заключение мира — отсутствовало и важнейшее условие для получения иноземным правителем в жены принцессы из китайского правящего дома.
Отказ послужил причиной начала войны. 12 сентября 638 г. тибетские войска вторглись в населенный дансянами округ Сунчжоу (совр. г. Сунпань, пров. Сычуань). Военный демарш был подкреплен дипломатическим. Прибывший в Чанъань тибетский посол от имени своего господина без обиняков заявил: «Если Великое государство не даст мне в жены принцессу, то я буду вынужден вторгаться в его пределы и разорять его земли!» [Цзю Тан шу, с. 1629].
Условия заключения мира хэ цинъ к этому времени были выполнены. Стороны обменялись военными экспедициями. Ни та ни другая не добились военного перевеса, и следовало заключить мир. 12 декабря 640 г. в Чанъань прибыл тибетский сановник Гар с пятью тысячами лянов золота и несколькими сотнями драгоценных вещей. Соглашение было достигнуто. 2 марта 641 г. китайская принцесса Вэньчэн и сановник Гар отбыли из Чанъани в Лхасу.
К сожалению, мало известно о политической ситуации внутри Тибета во второй половине 30-х — начале 40-х годов VII в. В окружении цэнпо находились влиятельные сановники, представители сильных и, очевидно, на каких-то этапах союзных ему кланов. Хорошо известна семья Гар, представитель которой Тонцэн Юлсун только что упоминался как посол Тибета в Китай. Тонцэн Юлсун и китайская принцесса не спешили в Лхасу, где, кажется, происходили важные события. По разным сведениям, путь от Чанъани до Лхасы занял не то два, не то три года. За это время Вэньчэн родила от Тонцэн Юлсуна ребенка, который умер около Цзонги, близ современного Гартока. Ребенка сочли демоном и похоронили под черным чортенем, который стоит и поныне [Маrion, 1964, р. 251]. Возможно, принцесса Вэньчэн не была женой Сонцэн Гампо еще более долгий срок, до шести лет.
Известна точная дата смерти Сонцэн Гампо — 649 год. Дуньхуан-ские хроники сообщают, что Вэньчэн была женой тибетского цэнпо три года, т.е. стала таковой в 646 г. [Васоt, Thomas, Toussaint , 1940-1946, р. 29]. В течение примерно пяти лет Сонцэн Гампо был отстранен от власти. По данным Шакабпы, сын Сонцэн Гампо от его тибетской жены Монса Тичам по имени Гунсонг Гунг усилиями его сторонников по достижении 13-летнего возраста по старому обычаю сел на отцовский престол. Он правил пять лет и скончался в 18-летнем возрасте, после чего трон был возвращен Сонцэн Гампо3 [Shakabpa, 1967, р. 28]. Отстранение Сонцэн Гампо от власти, возможно, было связано с борьбой цэнпо против его советника Тунсе Зуце из клана Кьюнпо. Сонцэн Гампо советника одолел, но трона на время лишился. Вернув себе власть, цэнпо жестоко расправился со своими противниками: «выколотые глаза, отрезанные головы, конечности и другие части тел людей беспрерывно появлялись у подножия Железного холма в Лхасе» [Богословский, 1962, с. 41].
Последние год-полтора жизни Сонцэн Гампо связаны с походом в Индию в союзе с непальцами. В 648 г. китайское посольство во главе с Ван Сюань-цэ прибыло к правителю Индии Канауджа Харша Шильдитье. К моменту прибытия посольства Харша умер, а власть захватил некий Арджуна, который китайское посольство полностью истребил. Один Ван Сюань-цэ бежал, и именно он побудил непальские и тибетские войска вторгнуться в Индию и разграбить северные районы страны.

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть I. История Тибета до XIX в.

Ученые утверждают, что Земля вошла в активную фазу сейсмического цикла. Количество землетрясений будет увеличиваться с каждым годом, а водная стихия, потревоженная колебаниями земной поверхности, може...

В начале марта 2011 года в прессе появилось сообщение о том, что немецкому математику Йоахиму Риттсшайгу удалось подобрать настоящий код к расшифровке записей сделанных представителями древней цивилиз...

Сын Иоанна Ватаца Феодор взял фамилию матери - Ласкарис. Никогда еще со времен Константина Багрянородного трон не занимал человек более образованный. «Богоподобным из-за мудрости» назвал его Георгий А...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история Бизнес идеи Полезная информация