1. Испытав неудачу в стремлении добиться расположения ромеев, Варам, созвав собрание и сообщив ему о положении дел, назначил военачальников из знатнейших лиц, проявивших особенное превосходство в доблести, чтобы действовать на удачи Хосрова ответной предусмотрительностью и восстановить свое благополучие. 2. Поэтому он отправил Мирадурина с большим войском к крепости Анафону, находящейся у Киркенсия на Евфрате. В Нисибис же и в соседнюю с ним Аравию он послал Задеспрата, который недавно последовал на войну с фероханом. 3. Итак, Задеспрат, покинув Вавилон, отправил вестников к Солхану в Нисибис, предупреждая его о своем прибытии. 4. Солхан, услыхав от вестников о невыносимом чванстве Задеспрата, на следующий день созвал собрание и велел вестникам, ничего не боясь, изложить в присутствии собравшихся все то, с требованием чего они прибыли. 5. Повинясь приказанию, они рассказали все, что поручил им пославший их. В собрании поднялся шум, все бранили Варама; Солхан подверг вестников всякому поношению и бесчестию, затем он с мучениями заключил их в оковы и отправил к Хосрову. 6. Хосров, прельщая Солхана всяческими обещаниями, усиленно просил его использовать наилучшим образом посещения подобных лиц, сам же Хосров в душе чувствовал себя очень неуверенно, боясь этого похода узурпатора. 7. Его охватили религиозный страх и суеверное богопочтение; он вновь склонился умом и сердцем к творцу всего сущего и обратился с мольбами к чтимому среди мучеников Сергию, к которому обычно отправляют свои посольства и кочевые народы, чтобы он помог ему в этих трудах. 8. Как начатки своих трофеев он обещал принести ему в дар преславный знак страданий господних — так называется крест — и сделать его из чистого золота, украсив жемчугом и блестящими индийскими камнями. Такой порыв благочестия, по необходимости взывающего о помощи, внушил ему данный момент. 9. А между тем Солхан совершил удивительное и наиболее достойное упоминания в нашей истории деяние: силою своего разумения он уничтожил вождя вражеского войска[1]. Назначив Росаса, которого среди персов называли также Хормиздом, начальником конного отряда, он послал его к двигавшемуся против них войску, усиленно убеждая добиваться успеха предприятия хитростью. 10. Росас, со всем тщанием следуя указаниям Солхана, направился к неприятельскому войску. На другой день Задеспрат появился около Хархаса (это было местечко, богатое всякого рода плодами и в то же время многолюдное)[2]; с наступлением ночи он заночевал в его окрестностях. 11. Боясь, как бы враги внезапно не напали на него, он предусмотрительно окружил себя стражей. И вот, трусливо укрывшись в какой-то крепости, выстроенной на возвышенном месте из отборного камня, насколько можно было заключить по внешнему виду, он заснул. 12. Когда Росас оказался недалеко от лагеря главнокомандующего, он узнал место, где тот провел всю ночь, и, взяв проводника, подошел ближе. Приблизившись к укреплению, он велел одному из воинов пойти вперед, с тем чтобы сказать полководцу, что к нему сейчас явится вестник от Варама и что он привел к нему дополнительное войско. 13. Оказавшись в полночь рядом с укреплением и обманув стороживших воинов тем, что заговорил на их родном языке, он просил через них сообщить военачальнику то, что они услыхали от него. Эти несчастные, с радостью приняв сообщение, передали его слова Задеспрату, как будто считая это событие крайне счастливым и достойным радостного возбуждения. 14. Задеспрат был еще в нетрезвом виде и винные пары лишь наполовину улетучились из его головы; разбуженный от сна, он небрежно выслушал их слова и, приказав персам соблюдать спокойствие и уверенность, велел открыть ворота крепости. Этим он сам причинил себе немедленную и, можно сказать, добровольную смерть; его неразумие было причиной его гибели. 15. Войско, пришедшее с Росасом, ворвавшись в крепость, дало полную волю своим мечам. Военачальник, нежданно-негаданно увидав перед собой пропасть, убежал под крышу дома и просил у захвативших крепость даровать ему спасение. Когда же они стали грозить уничтожить огнем этот дом, он сошел к неприятелям. 16. Тогда его противники отрубили у него голову и, разграбив всю крепость, вернулись к Солхану, принеся ему голову Задеспрата и все то, что судьба позволила им хитростью унести с собой.
II 1. Гордый таким успехом своих планов, Солхан послал Хосрову в Константину голову вождя неприятельского войска[3] и те богатства, которые он без труда собрал благодаря своему разумному плану. 2. Вследствие этого Хосров перестал поддаваться своим дурным предчувствиям, расстался со своим унынием и проникся надеждами на более счастливый исход дел в будущем. 3. В это же время те, которые были посланы Варамом против Анафона, восстали и убили своего вождя, а его голову послали Хосрову. 4. И вот, когда Хосров заметил, как совпадения всех этих счастливых случаев венчают его голову славою, он, сделав на основании прежнего твердый вывод относительно будущего, признал, что величайшим из всех богов является Христос, почитаемый и возвеличиваемый ромеями, и во всеуслышание усомнился в истинности своей древней религии. 5. На десятый день он отправил к императору Маврикию некоторых из правительственных лиц, следовавших за ним; он сообщил императору о переменах, происшедших за это время в его судьбе, и просил его во всех задержках и затруднениях поддержать его военной силой, оказав помощь возможно скорее; он просил также императора снабдить его деньгами, твердо обещая, что, захватив отеческую власть, он выплатит долг ромеям. 6. Император ромеев, кроме военного союза и помощи оружием, оказал ему огромную поддержку деньгами. Таким образом Хосров, своею рукой подписав долговую расписку и отправив ее Маврикию, получил целое богатство, состоящее из многих талантов золота. Разменяв их на мелкую монету, он роздал эти деньги персидским войскам, бывшим с ним. 7. В это время Григорий, патриарх восточных провинций, покинув Константину, переехал в Антиохию. Немного времени спустя Хосров приказал Сараму отправиться к императору и умолять кесаря снять Коментиола с командования, потому что тот подвергает его издевательствам и всякими проволочками препятствует подаче помощи. 8. Согласно данному ему поручению, Сарам прибыл в Византию и изложил императору цели своего приезда. И вот император ромейской державы, отозвав Коментиола с поста стратега всех войск в походе на Персию[4], назначил на его место Нарсеса, который был щитоносцем стратига, и поручил ему ведение войны[5].
III 1. С наступлением весны новый стратиг, взяв с собой Хосрова, двинулся к Мардису; вместе с ними отправился и Дометиан, бывший в это время епископом мелитенским. Эта крепость Мардис находится от Дары на расстоянии трех парасангов. 2. Все те, которые были около Нисибиса в Аравии, и все другие властители, равно и начальники отдельных отрядов, провозгласили Хосрова царем и в подтверждение своей клятвы дали ему заложниками своих родственников, предоставив тем самым Хосрову возможность возвратиться в свое царство. 3. Персидский царь поручил сторожить их ромеям. Снявшись оттуда, стратиг двинулся походом против Дары. Видя, что союзные войска ромеев полны сил, блистают оружием и снабжены всем с удивительным изобилием, Хосров вновь окрылился надеждами, но не удержал в своей памяти воспоминаний о прежнем своем несчастье. 4. Дело в том, что царь варваров, подойдя к городу и проникнув через городские стены, ворвался в известнейший в городе храм. По закону своей религии в этом храме ромеи всегда совершали богослужения. Ворвался он нагло и грубо[6], хотя и находился в тяжелом положении и дела его были далеко не блестящи. 5. Жители Дары вознегодовали на такой поступок, так как Хосров старший, взяв город, ни на что не посягнул и не оскорбил свободы исповедания веры. 6. Поэтому Дометиан, будучи не в силах переносить такую наглость варвара, собрав свои войска, стал грозить, что он вернется в Константину. Поняв, что он лишился всякого уважения и из-за своей наглости не приобретет себе расположения, он послал к Дометиану нескольких лиц из окружавшей его знати, умоляя его проявить жалость к раскаивающемуся. 7. Епископ, отругав варвара сколько было нужно, вернулся к Даре, изгнав Хосрова из священного места. Через шесть дней самодержец ромеев прислал Хосрову в Дару украшенный драгоценными камнями пояс, царскую тиару, золотой трон и стол и, окружая его царской пышностью, подарил ему для вящего великолепия некоторых из своих телохранителей, чтобы он, как сирота, лишенный царского обихода, не был в малом почете у ромеев и персов. 8. Итак, Хосров со всех сторон был окружен царской охраной; таков закон у ромеев — чтить скипетр и державу самодержца. Мидийцы, видя, сколь великая поддержка оказывается императором Хосрову, изменили намерения; они отказались от узурпатора и стали переходить на сторону Хосрова. 9. Союзное войско Варама каждый день редело, а у Хосрова дела, как он хотел, улучшались и силы его становились все больше и больше. Тогда Хосров решил тотчас же засвидетельствовать перед императором Маврикием свое великое расположение и доказать его на деле. 10. На царском пергаменте он бесплатно записал за императором Маврикием город Дару и послал в Византию сатрапа Долавзаса, человека наиболее видного, с тем чтобы он отнес ключи от этого города и дарственную, написанную на пергаменте. 11. Посол, явившись в столицу, передал ромеям в их власть город и беседовал с самодержцем. Ромейский император, почтив царскими дарами Долавзаса, вновь подтвердил ранее им указанные обещания и назвал Хосрова своим сыном.
IV 1. Ради безопасности Хосров перевел в Сингарон (это один из мидийский городов) своих жен и детей. Это был очень укрепленный город, который, будучи спорным, всегда охранялся гарнизоном; для врагов взять этот город было совершенно невозможно, так как вследствие полного отсутствия воды он был недоступен для осады. 2. Охрану его он поручил Мебоду. Поставив его во главе двухтысячного хорошо вооруженного отряда, он приказал ему предпринять из Сингарона вторжение в столицу персидского царства и уничтожить стражу дворца, бывшую под властью Варама. 3. Услыхав, что Хосров движется с ромейскими войсками, узурпатор, собрав свои боевые полки, приготовился к войне. В свою очередь Мебод из уважения к царскому приказанию приступил к выполнению предприятия. Когда наступило лето и травы выросли и зацвели, Хосров, покинув Дару, вместе с союзным войском двинулся вперед. 4. Когда он был у города Аммодия, отстоящего от Дары на расстоянии четырнадцати парасангов[7], то Дометиан, собрав вождей и ромейское войско и поднявшись на небольшой холм, с такими словами обратился к войскам: 5. «Обстоятельства представляют для вас, храбрые воины, случай совершить ваши подвиги, а ваши замечательные качества предвосхищают такую возможность. Место требует, чтобы вы показали свою любовь к опасностям, а повод доказывает ваше благочестие и решительно отвергает позор любви к тиранам. Будьте же достойными в бою союзниками: ведь вы находитесь на чужой земле, где победить — величайшая слава, а испытать противоположную судьбу — удел, о котором даже говорить тяжело. 6. Ведь этот бой принесет вам блестящую славу; вы приступаете к делу великому и славному. Все племена земные сохранят в своей памяти то, что вами совершается. Ваше предприятие известно всем, достойна прославления эта война, ваш бой станет бессмертным, могила забвения не поглотит ваших памятных побед. 7. Итак, выгоднее, сражаясь, все испытать, чем вместе со славою потерять и свою жизнь. Будучи героями, вы тем положите конец вашим трудам; это будет для вас началом мира. Не избегайте ударов, чтобы в возмездие не лишиться спасения. Прямо в грудь принимайте их, чтобы на лоно свое восприять триумфы. 8. Да не будет ни у кого рубцов на спине — не умеет затылок видеть победы. Пусть в этом бою души ваши будут едиными раньше, чем ваши тела, пусть в трудах, а не в трусости будете вы товарищами. Пусть станет отверженным тот, кто не примет на себя даров, приносимых опасностями. Готовые к смерти, стремитесь к победе. Ранами и ударами покупаются трофеи. Бездеятельность не рождает ничего, достойного славы. 9. Нет ничего слаще смерти в бою. Если нестерпимо слабеть от старости или погибать от медленного истощения в болезнях, то умереть в цветущем возрасте, стоя в боевых рядах, получить посмертную славу в народных восхвалениях — насколько же это более соответствует вам, героям. Не умеет природа делать бессмертными беглецов. 10. Пусть ваши души не страшатся поставить под удар тела. В жизни нет места, где бы нас не ждала гибель. Ничто в этой жизни не чуждо страдания — ко всему примешано горе. Необходимость, как самый жестокий тиран, управляет жизнью человеческой. 11. Не цепляйтесь с жадностью за краткий отрезок времени, который удлинил бы вашу жизнь: в нем заложено основание великого обмана — бездеятельностью купить себе дальнейшую жизнь и направить вас, блуждающих духом, на путь [вредных] удовольствий. 12. Явите себя храбрыми духом, радостно воспринимающими перемену в своем положении. Как раб прибегает к нам вавилонский царь со всем своим персидским могуществом и, можно сказать, вместе с телом своим передает нам и всю власть, поставив впереди всех надежд уважение к нашему богопочитанию. 13. Не лежит душа персов к захватчику. На непрочном пьедестале стоит Варам: не царского рода он. Властью облекся он на основе законов наглости, поэтому очень скоро против него поднимется мятеж. Там, где есть насилие, жизнь не может идти без вражды и брани. 14. Вложите себе это в глубину тайников сердца вашего, записав это неписаными письменами, и, если я сказал что-либо подходящее к данному времени, не забывайте этого, не развейте по воздуху, чтобы не выпало на долю вашу позора, более горького, чем самая неудача. 15. Да будет же вождем вашим архистратиг воинства господнего, единородный сын божий, бог предвечный, и да даст окончание трудам вашим более счастливое, чем вы могли даже надеяться».
V 1. Когда такие слова поразили слух воинов, то все ромейское войско, собравшееся здесь, исполнилось некоего божественного вдохновения; полные готовности, с непреодолимой силой они были охвачены бурной решимостью приступить к самому последнему важнейшему делу. В своем разумном безумии, словно гонимые стрекалом, они рвались к бою — ведь сила слов может заставить забыть о смерти. 2. Таким образом, разойдясь отсюда, они двинулись дальше. Охранный отряд для Хосрова был составлен из ромеев, ибо охрана из его соплеменников казалась не очень надежной. 3. Укрепив Нарсеса в решимости смело вести военные дела, Дометиан возвратился в пределы Ромейской империи, а войско стало лагерем около реки Мигдона. 4 В передовом отряде перед войском шел Сарам и, собирая в нужном количестве провиант, заготовлял продовольствие для союзного войска. На третий день ромейское войско дошло до самого Тигра и на некоторое время задержало свое дальнейшее быстрое наступление, поджидая прибытия ромейских сил из Армении. 5. А Хосров, выбрав с большой тщательностью тысячу человек из своего охранного отряда, велел им переправиться через реку и высмотреть, каковы силы стоящих против них войск. 6. Переправившись через реку, они дошли до реки Заб. Услыхав, что Бризакий, которого Варам с большим отрядом выслал для того, чтобы высмотреть движение ромейского войска, стоит лагерем недалеко, они двинулись против него и около первой стражи ночи совершили дружное нападение. В произошедшей битве они одолели врагов, живым взяли в плен Бризакия и, отрубив ему ножом нос и уши, послали его к царю Хосрову. 7. Хосров был приведен в великую радость удачею этого нападения. Разузнав намерения врагов, он посоветовал предводителю ромейских сил не упустить представляющегося им удобного случая для удачного боя, обещающего им победу почти без сражения. 8. Поэтому ромейские войска переправились через реку и стали лагерем около местечка, называемого Динабадон, окопавшись рвом. Тут Хосров предложил пир вождям ромеев и мидийцев. В разгар обеда ввели Бризакия в оковах, изуродованного, с отрезанными носом и ушами. 9. Когда он послужил предметом многих насмешек для обедающих, царь, желая устроить сидящим за столом нечто вроде приятного послеобеденного зрелища, подал знак своим телохранителям, как будто под влиянием божественного наития, и движением руки послал его на смерть — у персов считается недозволенным разговаривать, когда они пируют. 10. Они, как было приказано, убили Бризакия, заколов его копьями. Примешав к обеду еще и кровь, Хосров доставил верх удовольствии своим сотрапезникам: обрызгав их благовониями и надев на них венки из цветов, он предложил им выпить за победу. 11. Так повеселившись на пиру, они разошлись по своим палаткам, беседуя о том, что произошло во время обеда, но главной темой их разговоров был Бризакий.
VI 1. На утро царь Хосров перевел все союзное войско через реку Заб. Перс Мебод, посланный в Сингарон, вторгся в Вавилонию и, оказавшись вблизи царских городов, послал вестника к начальнику царского дворца, приказывая ему заготовить большой запас продовольствия, а также достаточное количество денег; он говорил, что сюда явится к нему многочисленное союзное войско и что за нерадивость он будет наказан смертью. 2. Тот, кому было поручено заботиться о дворце, показал письмо Мебода лицу, оставленному Варамом заведовать царскими сокровищами во дворце. 3. Тот, пораженный страхом, собрав в середине ночи бывший при нем военный отряд, удалился в Ктесифон, оставив Селевкию. 4. Говорят, что Селевк, по прозванию Никатор[8], выстроил Селевкию между двух рек, из которых Тигр впадает в Персидский залив, а Евфрат, протекающий в тех же местах, разделяется на три части, теряет свое обычное наименование и называется различными именами. 5. Один из этих рукавов, разделившись на мелкие русла, мало-помалу теряется по большим каналам и ямам; этим он делает всю эту страну очень плодородной. Другой рукав течет в Вавилонию и, разлившись, заболочивает низменности Ассирии. 6. Третий же рукав протекает по полям Селевкии, впадает в Тигр и делает этот город трудно завоевываемым, укрепив его пучинами вод, словно какой-то цепью стен и укреплений. 7. На второй день, услыхав, что Селевкия осталась без защиты, Мебод ночью ворвался в нее, приказав ромеям поднять победный крик, начать шумные разговоры на своем языке и наносить удары мечами без разбору, как придется, всякому встречному. 8. Итак, жители Селевкии, пораженные непобедимым страхом, сдали свой город на милость Мебода. Вследствие этого повсюду пошли шумные толки, так что и в Ктесифоне распространился страх и среди варваров, живущих по соседству с городом, начались разговоры, будто Селевкия взята ромейским войском. 9. Поэтому в страхе они все собрались в одно место и решили тотчас же сдать ромеям город (и заведующего царскими сокровищами). Поэтому он, покинув и здесь свое убежище, перешел в соседнюю Антиохию[9], которую выстроил Хосров, сын Кавада, когда взял Антиохию в Сирии[10] и бывшее в ней население перевел в новый город. 10. Мебод, захватив Ктесифон, позаботился об охране царских сокровищ, а Хосрова, как и полагалось, стал провозглашать и публично называть царем. В Ктесифоне находится самый большой во всей Персии царский дворец. Говорят, что император Юстиниан доставил Хосрову, сыну Кавада, греческий камень, людей, опытных в строительстве домов, искусных мастеров в возведении крыш и выстроил Хосрову дворец так, как умеют строить ромеи, соорудив его недалеко от Ктесифона. 11. И вот варвары, живущие в Вавилонии, стремясь к государственному перевороту, предпочли стать на сторону Хосрова. А Мебод направил в персидскую Антиохию послание, написанное по-ромейски. Это письмо буквально было такого содержания. Я считаю, будет подходящим привести его в подлинном изложении, в тех самых словах и выражениях, как оно было действительно написано.
VII 1. «Ромеи, верующие в господа нашего Иисуса Христа, шлют привет жителям Антиохии персидской! Не потому, чтобы мы повиновались велениям императора, не из-за того, что мы дали себя убедить обещаниями Хосрова, взяли мы на себя столь великий труд. Мы пришли в эту землю затем, чтобы избавить вас от персидской алчности. 2. Так вот, чтобы и планы наши получили счастливое завершение и ваше желание получило радостное удовлетворение, выдайте нам тех, кто бежал сюда, в город Антиохию, и тех, кто держит сторону Варама. Я хочу предупредить вас, что если вы отнесетесь с пренебрежением к этим главным моим требованиям, то не будете иметь возможности радоваться последствиям». 3. Когда это письмо было передано жителям Антиохии и было доведено до всеобщего сведения, все городское население собралось вместе и, схватив хранителя сокровищ, передало его посланным от Мебода, и не только его, но и тех, которые по своей охоте стояли на стороне Варама. 4. Тщательно разузнав от арестованных планы врагов, подвергнув мучениям их главаря и изуродовав его, отрезав нос и уши, он отправил его к Хосрову, а остальных отдал на жертву секире. 5. На шестой день он велел перерезать многих из иудеев, сильно замешанных в государственном перевороте, произведенном Варамом, назначив им наказанием смерть. 6. Со стороны иудеев была оказана весьма значительная помощь Вараму в захвате власти. Большое количество людей этого племени, выдаваясь своим богатством, жило в то время в Персии. 7. Когда Иерусалим был взят императором Веспасианом и храм сожжен[11], многие из иудеев, боясь римлян, переселились из Палестины к мидийцам, вернувшись в свою исконную, вскормившую их землю, откуда родом был их прародитель Авраам. 8. Ввезя с собой самые дорогие вещи, они занялись торговлей и, плавая по Красному морю, накопили огромные богатства. С тех пор они со всей горячностью отдались делу устройства восстаний и разжигания мятежей среди народов Вавилонии. 9. Это народ дурной, крайне неверный, любящий шум и смятение, склонный к деспотизму, менее всего помнящий о дружбе, ревнивый и завистливый, непреклонный во вражде и ни с кем не сближающийся. 10. Подчинив их, Мебод предал их всевозможным казням. Овладев царским дворцом, он выбрал самые драгоценные из царских украшений и послал их Хосрову. Бывшие с Хосровом ромеи и персы на четвертый день прибыли в так называемые Александрианы. 11. Это место получило свое название в память деяний Александра, царя македонского; прибыв сюда с македонским войском и эллинскими союзными отрядами, он разрушил очень сильное укрепление, а бывших в нем варваров погубил.
VIII 1. Снявшись отсюда лагерем, ромеи и персы вторглись в область, называемую Хнефы[12]. На другой день предводитель восточных легионов Нарсес послал на рассвете командира правого крыла Коментиола с тысячей всадников захватить переправу через вторую реку Заб[13]. 2. Когда это было сделано, разведчики, посланные Варамом, узнав о случившемся, вернулись к Вараму и сообщили ему об этом. Тогда Варам попытался захватить мост, бывший за этим переходом ниже по течению. 3. Он питал поддерживавшие его смелость надежды, что ромейские войска, бывшие в Армении, вследствие непроходимых дорог не в состоянии соединиться с восточными ромейскими силами. 4. На четвертый день Нарсес, взяв в плен людей, посланных Варамом на разведку, и подвергнув их допросу, как полагается, при помощи бичевания, разузнал их военные планы. Поэтому он дал Руфину, сыну Тимострата, достаточные силы и поручил ему охранять другие переправы. 5. На следующий день, с наступлением ночи, в первую стражу стратиг Нарсес, поднявшись со стоянки, овладел переправами и внезапно вторгся в область нанисинов[14]. В полдень отряды Варама, увидав это, сообщили об этом узурпатору. 6. Так как Варам обманулся в своих надеждах и не достиг намеченной цели, он разделил свои силы и послал их одни на север, другие на восток, чтобы предотвратить возможность соединения ожидаемого из Армении римского войска. Когда Варам настойчиво двигался по этому пути и подошел к какому-то находящемуся там озеру, случилось, что и войска, шедшие из Армении, оказались очень близко от него. 7. Когда ромейские разведчики увидали издали войско Варама, они дали знать начальнику войска Иоанну, что отряды персидской конницы идут на них. Тогда Иоанн построил в боевом порядке свои войска, а Биндой взял на себя командование персидской фалангой; стратигом ромейского войска считался Иоанн. 8. Только река разделяла силы Варама и войска, бывшие с Иоанном, ромеев и персов, и мешала их столкновению. На другой день ромейские войска вместе с Биндоем повернули к югу. 9. В это время Нарсес и Хосров, поднявшись из области нанисинов, стали двигаться дальше и оказались поблизости некоего поселка, который местные жители называют Сираганон. На пятый день Нарсес узнал, что приближаются вспомогательные ромейские силы, шедшие из Армении. 10. Поэтому он отправил письмо к Иоанну и убеждал стратига, что, по его мнению, ему не следует вступать в сражение с персами, прежде чем оба войска не соединятся вместе и тем не приобретут непреодолимой силы.
IX 1. Когда Хосров на несколько дней остановился в этих местах, туда пришли лица, посланные Мебодом к царю, и подробно рассказали ему обо всех счастливых событиях. 2. Хосров, узнав обо всем совершенном Мебодом в Вавилонии и получив посланные ему царские вещи, взятые в Ктесифоне, очень возгордился такими счастливыми известиями и в радости широко оповестил Нарсеса и ромейские войска об удаче. 3. На пятый день, разбив три лагеря, ромейское войско соединилось с отрядами Иоанна. И вот, когда эти войска объединились в одном месте, они и сами приобрели и пришедшим внушили огромное чувство уверенности в своих силах. 4. Говорят, что Хосров вместе с союзным войском вел за собой свыше шестидесяти тысяч бойцов, а Варам выступил на войну с сорока тысячами вооруженных. 5. Варам собирался провести сражение с хитростью и ночью напасть на ромейское войско, но труднопроходимые дороги в этих местах явились препятствием для выполнения этого коварного плана; так как солнце поднялось, он был замечен ромеями и хитрость его обнаружилась. 6. На третий день утром войска, бывшие с Варамом, выступили с шумом и криком, ромейское же войско спокойно в строгом порядке выстроилось к бою, соблюдая полную тишину. Нарсес поражался, что Биндой и Сарам, будучи предводителями, не могут заставить свои варварские войска оставаться спокойными и не производить шума. 7. Ромеи старались, чтобы союзные варварские войска переняли их порядок и дисциплину, и убеждали их держать боевой строй, соблюдая четкость рядов, и воздерживаться от ненужного крика. 8. Ромеи выстроились тремя отрядами: центром командовали Хосров и Нарсес, правое крыло возглавляли персы Мебод и Сарам, ведшие фалангу мидийцев, а на левом предводительствовал Иоанн, начальствуя над войсками, пришедшими из Армении. Точно так же выстроилось и вражеское войско, разделившись на три отряда. 9. Ромейское войско, исполненное боевого нетерпения, было непобедимо в своем стремительном наступлении: поэтому вражеское войско, пораженное его силой, численностью и порядком, бросилось бежать вверх по горе. Вследствие этого отряд в пятьсот человек из числа бывших с Варамом, сложив оружие, перешел на сторону ромеев. 10. Приведенный всем этим в радостное возбуждение, Хосров призывал ромеев двинуться вверх по горе. Объяснив такое приказание его неразумием, ромеи как стояли в строю, так никуда и не двигались и не нарушали своих стройных рядов, предлагая другим двинуться на вершину горы. 11. Варвары же, принужденные своим собственным царем, подверглись этой бессмысленной опасности и, смело двинувшись в гору, были с большими потерями отбиты врагами. И страшное избиение было бы наказанием за такое предприятие, если бы ромеи, нанося лобовой удар, не остановили варваров в их преследовании. 12. Когда солнце склонялось уже к закату, Варам со своими союзными войсками, полный радости от такого успеха, вернулся вверх к своему лагерю; ромейское войско тоже ушло в свои укрепления, браня неразумного Хосрова.
X 1. Узнав, что ромейское войско очень недовольно Хосровом за то, что он накануне так плохо командовал, и что оно страстно желает боя, Варам с наступлением рассвета снялся с лагеря и направился в места труднопроходимые, находящиеся высоко в горах и непроезжие для конницы. 2. После этого [и ромеи] перешли на равнину, расположенную поблизости, где находится городок Канзак[15], а Варам, снявшись с лагеря, перевел свои войска в другие места, хитро задумывая измотать ромеев и тем ослабить их стремительное наступление. 3. Но ромеи, узнав об уходе Варама и упорно преследуя его, стали лагерем поблизости от неприятелей. Затем они подошли к реке Бларафу[16] и переночевав здесь, с наступлением дня они встретились на широкой равнине. 4. Ромейские вожди, построив свои войска в боевой порядок, обратились к воинам со многими хорошими пожеланиями. Они подготовили бойцов к бою, поставив их тремя фалангами. Паролем ромеев, который они передали и которому научили также союзных варваров, было обращение к богоматери-деве; они боялись, как бы, не различая их по племени, они не уничтожили вместо врагов своих же союзников, а в сумятице боя им невозможно было разбираться относительно даже самых близких к ним лиц. 5. Итак, произошла невероятная вещь, ибо даже для халдеев имя Марии оказалось спасительным. И Варам со своей стороны расположил свои местные силы тремя отрядами; в центре боевого строя командовал сам узурпатор, предводители союзного войска стояли во главе отрядов того и другого крыла. 6. Кроме того, он поставил и слонов, чтобы эти индийские чудовища, словно некие передовые бастионы, двигались перед конницей, а самых храбрых из своих воинов посадил на этих животных. Так он готовился к битве. Но и другое войско не было лишено помощи этих диких животных. 7. Хосров, окруженный свитой своих телохранителей в пятьсот человек, объезжал ряды. Когда оба войска увидали друг друга, сразу же поднялись кверху знамена и укрепились на ветру, зазвучали кругом трубы, яростно призывая к бою; всюду поднялось таинственное боевое воодушевление, стало сокращаться расстояние между войсками, теряя обычные для него границы. 8. Когда перешли к рукопашному бою, Варам оставил центр своего войска и перешел на левое крыло. Естественно, придав здесь много мужества сражающимся, он нанес жестокое поражение стоявшей против него фаланге, внезапно подвергнув ее ожесточенному натиску огромной боевой силы. 9. Ромеи, разбитые на этом участке, обратились в бегство, не имея возможности выдержать наступавшее на них войско. Заметив это, Нарсес приказал войскам понемногу посылать подкрепления и пополнять ими ряды воинов, не имеющих уже сил сражаться; тем самым он остановил бегство ослабевшего отряда. 10. В это время Варам, двинувшись против центра ромейских сил, пытался обратить Нарсеса в бегство. Но Нарсес, не обращая никакого внимания на слонов, отразил натиск Варама, напал на центр стоявшего против него войска и сильным ударом рассеял его стройные ряды. 11. Вследствие этого заколебались и остальные силы Варама, и Нарсес, одолев их и оказавшись победителем, стал сбивать неприятельских всадников с их коней, а пеших поражал копьями. 12. Когда ромеи повели энергичное преследование и избиение повсеместно было в полном разгаре, шесть тысяч вавилонян бежали на какой-то холм и стали думать, как им спастись. Но ромейское войско, окружив этот холм, одолело отряд беглецов. Многих из них, взяв в плен, привели связанными к Хосрову. 13. Некоторых из них персидский царь отдал на суд мечей, других же отдал растоптать слонам. Узнав, что некоторые из взятых в плен принадлежат к племени тюрок, он, прославляя мощь ромеев, отправил их к императору Маврикию в качестве первых победных даров, 14. На лбу у этих пленников был вырезан знак страданий господних. У исповедующих христианскую религию он называется крестом. Император стал спрашивать у варваров, что означает этот знак. 15. Они ответили, что получили его от матерей: когда у живших на востоке разразилась сильная моровая язва, то по настойчивому совету некоторых из христиан они острием накололи на лбу мальчиков этот знак. Так как варвары не отвергли этого предложения, то те получили спасение от этого совета.
XI 1. Возвращаюсь теперь к намеченной цели. Ромеи в качество добычи захватили палатку узурпатора, его жен, детей, все золотые украшения и все царское имущество. Самое дорогое они отдали Хосрову, он же, возвеличенный такой добычей, проникся невероятной гордостью и зазнайством. 2. Когда солнце уже склонялось к закату, ромеи увидали, что сидевшие на слонах варвары продолжают метать копья и посылать стрелы. Поэтому, окружив, они одолели их во второй битве, а животных, захваченных живыми, передали Хосрову[17]. 3. Закончив битву, ромеи возвратились в свой лагерь, когда уже глубокая ночь распростерлась над ними. На другой день рано утром ромейское войско захватило добычу и сняло оружие с убитых. 4. Собрав таким образом огромные богатства, они унесли их в царскую палатку Хосрова. Десять тысяч из ромейского войска двинулись по следам Варама, выбрав себе начальником предводителя отряда халкидян, а союзное, варварское войско они отдали под начальство Бестама. 5. Хосров и ромеи пробыли на месте боя три дня, но на четвертый ушли, так как от убитых пошел смрадный дух, и воины, задыхаясь, не были в состоянии перенести этого зловония. Они остановились поблизости от города Канзака. 6. Царь Хосров, гордясь столь благоприятными для него событиями, устроил для ромеев блестящее угощение в честь победы. Сам он возлежал на ложе, около него играли струнные инструменты и флейты, как это в обычае у персов, справляющих праздник. 7. Он пробыл здесь десять дней; узнав, что Марин и Бестам возвращаются к нему после преследования Варама и бегство врагов стало совершенно явным, Хосров стал намекать ромеям на необходимость их возвращения домой, а сам, собрав свои персидские войска, направился в Вавилон, не выказав никакой особой благодарности ромеям за их содействие и помощь[18]. 8. И вот ромейские военачальники в заключение обратились к варвару с прощальными словами, указав ему, чтобы он не забывал оказанного ему со стороны ромеев расположения и полученного спасения. Высказав ему все это ромеи стали возвращаться домой. 9. Боясь, как бы он не был коварно убит своими же подданными в силу какого-либо заговора, Хосров просил императора Маврикия дать ему в качестве личной охраны тысячу человек из войска.
XII 1. До нас дошел рассказ, что в то время, когда Хосров вернулся во дворец, в Иерополе жила женщина по имени Голиндуха. Кто была эта женщина и рода какого, говоря словами поэта, я и собираюсь рассказать — я не хочу опустить ее истории, украшенной столь важными и интересными подробностями. 2. Происходила она из Вавилонии, из рода магов; ее отец, один из знатнейших персидских сатрапов, заведовал сбором податей в Персии. Когда она достигла цветущего возраста, этой счастливой для брака поры, ее выдали замуж за одного знатного человека. 3. Как-то она обедала вместе с мужем, и вдруг показалось, что она впала в глубокий сон; долго она оставалась недвижимой — только много времени спустя к ней вернулось сознание. Когда свидетели этого припадка, — или, быть может, этот припадок нужно назвать божественным экстазом, — стали спрашивать молодую женщину, что такое с ней случилось, она сказала следующее: 4. «Видела я под землей и великие наказания, предназначенные [для язычников], и великие блага, ожидающие тех, кто чтит великого бога, поклоняясь которому христиане подали повод персам к насмешкам». 5. Тогда муж этой женщины стал издеваться над ее словами, но, когда он понял серьезность ее намерений относительно перемены религии, он решил плеткой привести ее в разум; он грозил, что смерть будет ей наказанием — так по закону персов полагалось поступать с теми, которые отвергают учение магов. 6. Она же, окрыленная в душе любовью к богу, была глуха к таким словам и не обращала на них внимания. Было этой женщине и другое, еще большее божественное и светлое явление: 7. Ангел явился к ней, ликом и одеждою яснее солнечного света, вновь показал ей прежнее ее видение и предсказал скорую смерть ее мужа. 8. И действительно, муж этой женщины вскоре окончил свою жизнь согласно провозвестию ангела; тогда женщина, покинув Вавилонию, переехала в Нисибис и, встретившись там с христианскими священниками, сама стала открыто исповедовать величие духа [святого]. 9. Она была посвящена ими в эти поистине святые и несказанные таинства. Когда это стало известно магам, они отправились на поиски той женщины. 10. Они прибыли в Нисибис и, избрав своим главнейшим оружием лесть, пытались увлечь за собой женщину, но когда они потерпели в этом поражение и речи их оказались тщетными, они на долгое время заключили женщину в страшную тюрьму. 11. По воле всевидящего бога, всегда дающего о себе свидетельства, она вышла из темницы с помощью явившегося ей ангела и прибыла в землю ромеев. 12. Достигнув Иерусалима, она всюду проповедовала явное и несказанное величие божие. Она молилась над святейшим гробом великого господа и спасителя нашего Иисуса Христа и, почтив поклонением крест страданий, вернулась в Иерополь. 13. Она предсказала многое из того, что случится с Хосровом, его бегство и переход к ромеям; она говорила об этом раньше, чем совершились эти события. Проведя ангельскую жизнь и, как полагается святым, взирая на свое тело и душу, она отошла из земной жизни с тем, чтобы увенчать чистую свою славу венцом терпения.
XIII 1. Ромейский император послал Хосрову просимых им телохранителей. Вспомнив о прежде оказанной ему большой помощи, персидский царь послал в дар преславному среди мучеников Сергию крест, сделанный из золота и украшенный драгоценными камнями, 2. который некогда захватил в качестве добычи при взятии города Хосров, сын Кавада, и хранил во дворце персидских царей еще в то время, когда императорский скипетр был в руках императора Юстиниана. К этому кресту сверху Хосров приделал другой крест из червонного золота, обозначив на нем причину этого посвящения. 3. Вместе с этим сокровищем он отправил в так называемый Варварикон и письмо, написанное по-гречески[19]. На этом письме стояла также и царская подпись. Письмо это было составлено в следующих выражениях — я не буду менять ни одного слона, как было в подлиннике. 4. «Когда я, Хосров, царь царей, сын Хосрова[20], по дьявольской настойчивости и злокозненности проклятого Варама, сына Баргусны, и бывших с ним всадников должен был уйти в пределы ромеев и когда мерзостный Задеспрат с целью увлечь с собой всадников округа Нисибис прибыл в Нисибис от войска Варама, то, чтобы оказать ему сопротивление и привести его [войска] в беспорядок, мы с своей стороны отправили всадников вместе с их начальником к Хархасу. 5. Полагаясь на помощь святого Сергия, высокочтимого и преславного, — так как мы слышали о нем как об исполнителе всех просьб, — в первый год нашего царствования, в седьмой день месяца января[21] мы обратились к нему, говоря, что если наши всадники убьют Задеспрата или возьмут его живым в свои руки, то мы пошлем золотой крест, украшенный драгоценными камнями, в храм его — да святится преславное имя его. 6. И в девятый день месяца февраля нам была прислана голова Задеспрата[22]. Получив исполнение прошения нашего, чтобы были выполнены обещания с обеих сторон, мы отправляем в храм высокочтимого Сергия — да святится имя его — сделанный нами крест вместе с крестом, который был прислан в его храм Юстинианом, владыкой ромеев, и в то время, когда война разделяла два наши государства, был оттуда увезен Хосровом, царем царей, сыном Кавада и моим отцом, и был найден в числе наших сокровищ». 7. Посланный с этим поручением сатрап, как ему было приказано, передал крест и послание царя. В следующем затем году персидский царь провозгласил царицей Сейрем[23], девушку ромейского рода (по религии она была христианкой), ввиду цветущей ее красоты сочетавшись с ней браком; для нее ему пришлось пренебречь законами Вавилонии и нарушить их.
XIV 1, На третий год он опять стал умолять Сергия, который в персидской земле считался самым могущественными исполнителем молений, дать ему сына от Сейрем. Когда немного спустя исполнилось для него то, о чем он просил, он как полагается, вновь оказал почет дарами своему благодетелю. Он послал письмо, написанное по-гречески; в этом письме было вот что, слово в слово: 2. «Великомученику Сергию — Хосров, царь царей. Я, Хосров, царь царей, сын Хосрова, послал эти дары вместе с блюдом не для людского зрелища, не для того, чтобы из моих слов было познано величие чтимого имени твоего, но потому, что понята мною истина совершившегося, потому что увидал я милость твою и благодеяние, которые я заслужил от тебя; и счастьем для себя считаю я, что имя мое значится на святых сосудах твоих. 3. Находясь в Бертемансе, я просил у тебя, святитель, прийти ко мне на помощь, чтобы зачала Сейрем во чреве своем. Дело в том, что Сейрем — христианка, я же язычник; а закон наш не позволяет нам невозбранно иметь женой христианку. 4. Но вследствие моего к тебе глубокого почтения я презрел этот закон и среди всех своих жен я день за днем имел и имею общение с ней. И поэтому я решил просить твоей милости, чтобы она зачала во чреве своем. 5. Я просил и решил, что если зачнет Сейрем, я пошлю в твой чтимый храм тот крест, который носила она. Вследствие этого я и Сейрем имеем следующий план: чтобы в память имени твоего, святитель, сохранить у себя этот крест, 6. мы решили вместо его цены, не превышающей двенадцатой доли четырех тысяч трехсот статоров, послать тебе пять тысяч статоров. 7. С того времени, как в сердце своем я возымел к тебе такую просьбу и так сам с собою решил, не успел я еще прийти в Росонхосрон, не прошло еще и десяти дней, как ты, святитель, не потому чтобы я был достоин этого, но по твоей благости ко мне, ночью явился мне в видении и сказал, что уже третий месяц Сейрем беременна. 8. И я в том же видении трижды ответил тебе: «Во благо! Во благо! Во благо!» И во ими святости твоей и твоей милости, во имя преславного имени твоего, во имя того, что ты являешься лучшим заступником в наших мольбах, с того самого дня Сейрем не видала того, что обычно бывает у женщин. 9. Я сам не сомневался в этом и веровал в слова твои, поскольку свят ты и являешься истинным нашим заступником. И так как с этого дня не повторялись ее месячные, из этого понял я всю силу видения и истину сказанного тобою. 10. Тотчас послал я и самый крест и цену его в твой чтимый храм, приказав сделать в эту цену одно блюдо и одну чашу для таинства божественного причащения. Кроме того, послал я крест, который должен быть прикреплен к чтимому престолу, и кадильницу — все из золота, и завесу гуннской работы, украшенную золотом. 11. Все же остальные деньги я велел оставить в священном храме твоем, чтобы по милости твоей ты пришел бы, святитель, на помощь нам, мне и Сейрем, во всем, а особенно в этой просьбе. И то, что случилось для нас благодаря твоему предстательству, в силу твоей милости к нам и доброты, да исполнится оно вполне по молитве моей и Сейрем, чтобы и я, и Сейрем, и все живущие в этом мире надеялись на твою мощь и силу и на тебя полагались». 12. Итак, со всей поспешностью посланный прибыл в священный храм и царские дары вместе с письмом возложил во священный престол[24].
XV 1. Варам, не попав в руки Хосрова, избежал огромной опасности[25]. Дело в том, что персидский царь всех, имевших отношение к узурпатору, предал смерти, — даже самого Биндоя, как дерзнувшего поднять руку против царя, он утопил в глубинах Тигра[26]. 2. Перемирие же между ромеями и персами соблюдалось с одинаковой справедливостью, и так действительно славно для ромеев закончилась эта великая персидская война[27]. 3. Я не хочу обойти молчанием и того, что, как говорят, Хосров, весьма опытный в таких отнимающих много времени пустяках, как учение о звездах, предсказал о ходе войны. 4. Когда знаменитый стратиг армянских войск Иоанн посмеялся над его распущенностью, считая, что не следует государю быть грубым в своем обращении и иметь извращенные душевные стремления, говорят, варвар вот что сказал стратигу: 5. «Если бы я не был во власти тяжелых обстоятельств, никогда ты бы не осмелился, мой милый стратиг, бросить насмешки в лицо великого среди людей царя. Но так как ты весьма гордишься настоящим положением дел, выслушай, что богам угодно устроить в будущем. 6. Знай хорошо, что на вас, на ромеев, вновь нахлынут бедствия. Вавилонское племя будет властвовать над государством ромеев трижды семь круговых лет. Затем в течение пяти семилетий вы, ромеи, будете держать под своей пятой персов. 7. Когда это пройдет, то для людей наступит сплошной ясный день, наступит долгожданный конец власти и государство станет жить лучшим образом». 8. Немного времени спустя и Проб, на которого было возложено бремя забот как на архиерея халкидонского, услыхал от Хосрова удивительные вещи. 9. Когда император Маврикий послал его в Ктесифону к Хосрову, персидский царь в самый полдень вызвал его во дворец, обливаясь потом, и просил священнослужителя показать ему икону богоматери. 10. Иерей принес ее образ, написанный на доске, и показал его персидскому царю. Воздав поклонение иконе, Хосров сказал иерею, что сама подлинная богородица явилась ему и сообщила, что дарует ему победы Александра Македонского; и это было тогда, когда Хосров на обратном пути в свое царство и силами и помощью императора одолел всех захватчиков. 11. Рассказывал Проб и о том, что в Ниневии есть остатки той башни, которую люди пытались построить в Вавилоне, и что кирпичи ее, как об этом повествует пророк Моисей, очень старательно обожжены на огне. 12. Я по ходу изложения, насколько было возможно, дошел до конца рассказа о персидской войне. Да вернется опять мое перо, плававшее в море чернил, к изложению событий в Европе, дабы пристать к намеченной гавани и, нося в качестве груза замечательнейшие из событий, порадовать наш слух наиболее замечательными известиями.

Феофилакт Симокатта. История. Книга пятая

1. Стратиг тотчас же прибыл к персидской границе и около Нисибиса (так называлась прежняя Антиохия в Мигдонии) вступил с персами в бой у так называемого Сисарбанона[31]. 2. Едва бой начался, как Комен...

Утрехтский Университет прикладных наук является одним из крупнейших ВУЗов Голландии. Университет финансируется государством. Здесь обучается около 37 000 студентов более чем из 100 стран мира. Утрехт ...

В начале XX века воображение читателей захватила таинственная страна Шангри-Ла – затерянный далеко в горах мир гармонии и совершенства, где все человеческие мечты становятся явью. Затерянная утопия. П...

Еще статьи из:: Мировая история Полезная информация Тайны мира Бизнес идеи